Партнерство с новым содержанием

| 560

Ректор Томского политехнического университета принял участие в круглом столе «Новое инженерное образование: партнерство с новым содержанием», который прошел в рамках уральской международной выставки и форума промышленности и инноваций «ИННОПРОМ-2012».

Уральская международная выставка и форум промышленности и инноваций «ИННОПРОМ» – крупнейшее в России мероприятие, проходящее в Екатеринбурге ежегодно, начиная с 2010 года. «ИННОПРОМ» организован Правительством Российской Федерации и Правительством Свердловской области при поддержке Министерства промышленности и торговли Российской Федерации. Тема выставки и форума 2012 – «Технологии для человека: планируем будущее, строим будущее».

Главной темой для обсуждения круглого стола стала модернизация российского инженерного образования. На мероприятии выступил заместитель министра образования и науки Российской Федерации Александр Климов, ректоры российских университетов, ведущий эксперт компании QS Consulting Кевин Даунинг, директор Департамента организации исследовательской деятельности Фонда Сколково Леонид Водоватов, президент мультиотраслевого центра промышленного дизайна и инноваций «АСТРАРОССА» Владимир Пирожков.

Новые проблемы и вызовы

Ректор Томского политехнического университета Пётр Чубик выступил модератором круглого стола:

— Сегодня российское высшее образование в целом и инженерное в частности, а, может быть, и прежде всего, все ругают. При этом никто не учитывает того, что только одна треть выпускников школ сдает единый государственный экзамен по физике и тем самым потенциально конкурс на технические направления и специальности в 3 раза ниже, чем на все остальные, это очень важный аспект. Не учитывают того, что в вузах нашей страны, равно, кстати, как и за рубежом, произошла массовизация, и сегодня в вузах учатся не только те способные, которые учились и раньше, но учатся и средние, и откровенно слабые студенты.

Не учитывают того, что 15 первых лет постсоветского периода материально-техническая база вузов вообще не развивалась, ее развитие началось с конца 2006 года, когда появились первые победители конкурса инновационных образовательных программ, после этого – федеральные университеты и другие национальные исследовательские. В прошлом году еще целая когорта вузов, получивших тоже дополнительное финансирование, которые стоят в очередь на получение статуса национального исследовательского, в том числе, может быть, и за счет тех, кто из этой категории может выпасть.

Но мы с Вами сегодня собрались здесь не для того, чтобы поплакаться, а для того, чтобы обсудить, как решать существующие проблемы и новые вызовы, а у нас есть и то, и другое. Ну, в частности, современное производство испытывает острую нехватку квалифицированных инженеров, я хочу подчеркнуть, а не абы каких. Идет волна новой индустриализации. К двадцатому году должно быть создано не менее 25 миллионов новых высокотехнологичных рабочих мест. Наконец-то, Россия вступила в ВТО. Отсюда, по крайней мере, наши лучшие инженеры должны быть глобально конкурентоспособными. Это и новые проблемы, и вызовы.

Поддержка лидеров образования

Как планирует решать эти задачи государство, рассказал заместитель Министра образования и науки Российской Федерации Александр Климов. Он выделил три основные задачи: ориентация на качество образования, решение проблемы заработных плат и профориентация в школе.

— Первое – это мы хотим провести реорганизацию сети образовательных учреждений. В день инаугурации Президент подписал Указ, и в этом Указе четко сказано, что необходимо до конца года разработать концепцию реорганизации сети образовательных учреждений, и там обозначены два направления.

Первое направление – это дополнительная поддержка лидеров образования.

Мы планируем до двадцатого года вывести пять университетов в рейтинг «первые топ 100» мировых рейтингов образования.

Это не означает, что выведение 5 вузов в топ 100 является самоцелью. Мы считаем, что этот проект, амбициозный проект, серьезный проект, направлен на то, чтобы вот эту вот лидерскую часть, в которую входят у нас сейчас национальные исследовательские университеты, федеральные университеты, еще мы отобрали 55 вузов, которые победили в конкурсе на разработку стратегии, чтобы эта группа вузов получила дополнительный стимул на конкурсной основе участвовать в этом проекте и получать дополнительную поддержку для достижения таких вот целей, которые, мне кажется, очень хорошо коррелируют со вступлением России во Всемирную торговую организацию, глобализацией бизнеса, которую мы наблюдаем в экономике Российской Федерации, – отметил замминистра.

Как рассказал генеральный директор рейтингового агентства «Эксперт РА» Дмитрий Гришанков, рейтинг «топ 100 российских вузов», планируется подготовить к октябрю этого года, чуть позже агентство подготовит «топ 150 вузов СНГ».

—С другой стороны, – продолжил Александр Климов, – мы это называем «хвост», у нас, чего греха таить, все об этом тоже прекрасно осведомлены, есть филиалы многочисленные, есть государственные вузы, есть негосударственные вузы, которые должны уйти в силу того, что они не обеспечивают не просто качественного образования, а вообще какого бы то ни было образования. Почему? Потому что, когда у нас свыше полутора тысяч филиалов и вузов, получается, что работодатель, как иголку в стоге сена, ищет среди огромного количества людей с государственными дипломами тех, кто все же может прийти и через какое-то время нормально выполнять ту работу, которую необходимо выполнять в рамках проектов развития предприятий.

В связи с этим, министр отметил, что важный для государства приоритет – это развитие и внедрение новых образовательных технологий.

— Все-таки образование до сих пор во многом базируется на технологиях 17-18 века (лекционный режим). Нам нужно свои технологии обучения привести в соответствие с теми современными технологиями, которые использует промышленность для производства инновационной высокотехнологичной продукции.

Мы планируем изменить процедуры распределения контрольных цифр приема, хотя скептики говорят, что, как ни меняйте, все равно результат будет один и тот же. Все-таки мы рассчитываем на то, что нам удастся сделать эту процедуру более прозрачной, в значительно большей степени вовлечь в этот процесс крупные компании, которые понимают, что они собираются делать в ближайшие годы и кто им нужен для того, чтобы достичь тех целей, которые они перед собой формулируют.

Ну и последнее, что бы я хотел отметить, это нам кажется важным формирование конструктивного кадрового резерва на будущее замещение руководящих постов государственных вузов.

Промышленность и образование

Кирилл Петряков, представитель акционерного общества «КАМАЗ» отметил, что сегодня существует широкая пропасть между промышленностью и образованием, устранить которую может только государство.

— Что бы мы ни делали, всегда образование говорит, что нам нужны деньги, нам нужно развитие, нас надо поддерживать. Бизнес всегда утверждает, что он недоволен квалификацией, недоволен профессиональными навыками студентов. Есть некое непонимание, чем недоволен, да? Хорошо, бизнес приступил к разработке профстандартов, я думаю, что это мировая практика, теми же самыми автопроизводителями разработан уже 21 профессиональный стандарт.

<…> Мы стали приглашать университеты на предприятие, университеты стали приглашать нас. Однажды, когда мы собрали 57 человек профессорско-преподавательского состава двух высших учебных заведений и привели их к себе на завод, в конце я понял, что у них недоуменный взгляд: а зачем Вы это сделали? Когда я спросил: «Когда Вы последний раз были на производстве?», ответ был: «От 15 до 25 лет». Все сразу стало понятным, но вот, к сожалению, это та ситуация, которая есть. Поэтому, наша задача, я считаю, совместно с вузами и с профессиональным образованием, и средним в том числе (мы его оцениваем гораздо выше, кстати, в настоящее время), продолжать эту работу, а просьба к органам госвласти нас в этом достаточно серьезно поддерживать и именно мотивировать.

Российское образование и международные стандарты

Ректор ТПУ Пётр Чубик, рассказал модернизации российского инженерного образования на основе международных стандартов:

— Сегодня в основу модернизации российского инженерного образования положена компетентностная модель, которая, кстати, очень серьезно все меняет. Если раньше мы готовили наших выпускников, которые должны были знать, то сегодня мы их должны готовить к тому, чтобы они знали и применяли эти знания на практике.

Лучший мировой опыт показывает, что все, что касается стандартов инженерного образования, оценки его качества, оценки соответствия компетенций профессиональных инженеров требованиям современным, оценивает не государство, а профессиональное сообщество, на основе двух механизмов или двух ступеней, двух систем гарантии. Это общественно-профессиональная аккредитация образовательных программ. <…>

Общественно-профессиональная аккредитация является первой ступенью гарантии качества образования. Выпускник этой программы заведомо должен быть хорошо подготовленным, но это не стопроцентная гарантия. Вы все учились тоже и знаете, что из выпускников ваших групп одни серьезно продвинулись, а другие – не очень. Поэтому есть вторая ступень гарантии – это сертификация профессиональных инженеров. В разных странах по-разному, 5 или 7 лет отработал, соответствуешь требованиям, сдал квалификационный экзамен и стал сертифицированным инженером.

В США таких инженеров 430 тысяч, в Японии – девятнадцать, в нашей стране тех, кто попали в Register Engineer APEC, - шестьдесят, и семь в FEANI. Ну, меньше семидесяти.

Вот это вот наша пропасть в инженерии огромная.

Естественно, все это работает на развитие технического образования, привлекательности и развитие инженерной профессии. Мы подали проект в Агентство стратегических инициатив о создании сети центров международной аккредитации технического образования и сертификации инженерной квалификации. Этот проект проходит уже такую стадию серьезного обсуждения, его поддерживает Ассоциация технических университетов, ведущих университетов. Мысль заключается в том, чтобы в каждом федеральном округе создать центр один, подготовить для работы в этих центрах по 50 экспертов и в пилотном режиме за 3 года провести аккредитацию не менее 150 программ в технических вузах и сертифицировать не менее 200 инженеров.

Но этого мало. Нам нужен еще и Федеральный закон, регулирующий инженерную деятельность, потому что если этого не сделать, это будет на уровне ну таком, любительском. Вот многие из нас являются членами разных общественных академий, я тоже – четырех. Ну и что? Поэтому это надо зарегулировать. Должно быть так, чтобы любое предприятие наше серьезное, если оно хочет получить какой-то государственный контракт на производство чего-то, обязано иметь в своем составе профессиональных инженеров, и должен быть квалифицированный персонал. Тогда таких инженеров они будут завлекать, содержать, делать все, для того, чтобы они повышали квалификацию, и так далее. Кстати, так за рубежом и делается. <…>

Мы поставили для себя цель к восемнадцатому году, когда завершается наша программа как национального исследовательского университета, программа развития, до 50% довести число программ в области техники и технологии, аккредитованных в соответствии с международными критериями. <…>

Участие в рейтингах дает репутацию прозрачности

Ведущий эксперт компании QS Consulting Кевин Даунинг сделал обзор академических рейтингов и их влияния на международное позиционирование университетов

— Участие в рейтинге дает репутацию прозрачности. Университеты, повышающие свои позиции в рейтингах, становятся прозрачнее для академической среды, работодателей, будущих студентов и их родителей. Они способствуют глобализации, ведь наши рейтинги проводятся на каждом континенте. Это не только рейтинг QS, но также рейтинг Times и рейтинг Шанхайского университета Цзяо Тун. Они собрали лучших исследователей и помогают университетам выбирать лучшие модели академического развития. Мне как плановику Университета Гонконга рейтинги помогают в сравнительном анализе и стратегическом планировании. <…>

Итак, три крупных международных рейтинга вузов. Первый, ведущий свою историю с 2003 года, – это рейтинг QS World University Rankings. Я должен признаться, что отдаю предпочтение именно этому рейтингу над двумя другими.

Стандарты рейтинга QS отличаются тем, что нам действительно важно, что оказывает на них влияние. У нас есть критерий, составляющий 10 процентов, обзор работодателей. Мы признаем, что большинство наших студентов после окончания университета идут работать по своим профессиям. Лишь меньшинство продолжают обучение в магистратуре и аспирантуре. Большинство студентов находят работу после получения первой академической степени. Поэтому так важно, что думают работодатели о наших выпускниках.

Второй, самый старый (его начали проводить в 2003 году), – это рейтинг Шанхайского университета Цзяо Тун. В Шанхайский рейтинг входят всего два российских университета. Его критерии – больше в пользу университетов, пользующихся всемирной славой, которые привлекают и взращивают лауреатов Филдсовской и Нобелевской премий. В России тоже есть победители этих премий, но те того уровня, что в некоторых странах.

И самый новый (его проводят только два года) – это рейтинг Times Higher Ranking. Он включают такие критерии, как соотношение числа студентов и преподавателей. В целом, у российских вузов нет проблем с этим критерием. Однако число иностранных преподавателей и иностранных студентов в настоящее время оставляют желать лучшего в России.

<…> Известно, что вузы, в которых преподавание идет на английском языке, занимают лучшие позиции в рейтингах по сравнению с теми университетами, где преподают на других языках.

Большое число российских студентов уезжают заграницу и не возвращаются. Российской Федерации необходимо озаботиться этой проблемой. Китайцы с ней справляются достаточно успешно. Страны, поставляющие наибольшее число иностранных студентов в РФ, это Казахстан, Беларусь, Украина. Могу с уверенностью заявить, что список отправляющих стран изменится в следующем десятилетии. Это будут страны Азии и БРИКС (Бразилия и ЮАР). Баланс медленно меняется.

Итоги мероприятия подвел Александр Климов. Он отметил, что представителям российской высшей школы необходимо скоординировать свои усилия для того, чтобы изменить инженерное образование к лучшему.

— Мне кажется, что нам нужно взяться, что называется, за руки и рвануть. Поэтому я за то, чтобы вместе двигаться вперед, – сказал замминистра.

Здесь можно ознакомиться с полной версией стенограммы.