Вот, новый поворот

| 772

С 1 сентября 2013 года вступает в силу новый закон «Об образовании в Российской Федерации», после чего прекращает своё действие прежний закон РФ с таким же названием, а также Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Наиболее важные положения нового закона, которые касаются работы высших учебных заведений, уже размещены для изучения на корпоративном сайте ТПУ. Какие методы обучения вводит новый закон, как он может отразиться на финансовом состоянии университетов и скажется на учебном процессе рассказывает начальник управления правового обеспечения и кадровой политики ТПУ Галина Симахина.

Одинаковый труд – разная зарплата?

В новом законе «Об образовании в Российской Федерации» 111 статей. Нововведений, которые он с собой приносит, немало. Однако большинство его пунктов лишь суммирует то, что на протяжении многих лет вносилось в прежний закон, принятый еще в 1992 году. Кроме того, в новый документ вошли положения и Федерального закона о высшем и послевузовском образовании, который был принят еще в 1996 году и также изрядно корректировался с тех пор. Можно сказать, что новый закон обобщил все изменения, которые вносились в эти два документа на протяжении двух десятилетий, но при этом добавил много нового. Причем эти новинки способны изрядно усложнить жизнь вузам.

– Для университетского сообщества наиболее интересны 38 статей нового закона, которые касаются всех сотрудников, обучающихся и преподавателей высшей школы, – говорит Галина Симахина.

– Любопытно, что многие наиболее сложные вопросы, касающиеся нормирования труда и уровня зарплаты, государство оставило на откуп самим вузам. Теперь университет сам обязан решать, куда и как направлять деньги.

Новый закон отменяет надбавки за ученые степени кандидата и доктора наук. С сентября 2013 года размеры надбавок за ученые степени должны быть включены в оклады (должностные оклады) по тем должностям научно-педагогических работников, по которым предусмотрено наличие ученых степеней. Итоговое решение о размере должностных окладов остается за образовательным учреждением.

Безусловно, наибольший интерес у вузовского сообщества вызывают новые стандарты оплаты труда. Финансирование вузов предполагает установление нормативных затрат на оказание государственных услуг (то, что раньше называли сметой) в части затрат на оплату труда педагогических работников с учетом обеспечения уровня средней заработной платы, определяемого в соответствии с решениями Президента РФ, Правительства РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления.

– Получается, что учитель средней школы в Томске может получать на порядок выше или ниже, чем такой же учитель в Москве или Петербурге, – поясняет Галина Симахина. – Ведь в разных субъектах Федерации разный уровень достатка, и, соответственно, минимальный размер заработной платы. По закону, за одинаковый труд должна быть одинаковая зарплата. Но теперь это будет зависеть от уровня богатства региона. С федеральными же структурами все сделано наоборот – норматив финансирования в части заработной платы будет установлен Минобрнауки РФ. Но ведь понятно, что условия деятельности вуза в Москве и в Сочи или Якутии – это разные вещи.

Помимо права самостоятельно устанавливать размеры стипендий и преподавательских ставок, возможности формировать свою структуру, вуз, согласно статье 46 закона, обязан сам определять соотношение учебной (преподавательской) и другой педагогической работы в пределах рабочей недели. При этом администрации вузов необходимо вырабатывать свои нормы соотношения учебной нагрузки, количество преподавателей, необходимых для освоения учебных дисциплин, и размеры оплаты их труда.

Студенты… с условным сроком по 58-й статье

Любопытный нюанс, касающийся жизни студентов, содержится в статье № 58 нового закона. В ней говорится, что

отныне учащийся, имеющий академическую задолженность или не сдавший экзамен по уважительным причинам, не остается как должник на том же курсе, где он «увяз», а переводится на следующий курс условно.

– Сейчас обычно студентам, не сдавшим сессию, назначается время для ликвидации академической задолженности, при этом их не переводят на следующий курс, – говорит Галина Симахина. – Если после этого студент не сдает экзамен, его отчисляют с того же курса, который он не освоил. Сейчас все будет иначе – учащемуся дают время для ликвидации задолженности и одновременно переводят на следующий курс условно. То есть, не сдав экзамен на первом курсе, ты условно переводишься на второй курс, и если в итоге тебя отчисляют, то уже именно со второго курса. Для чего вводится такое нововведение, не совсем понятно. Возможно, это может быть стимулирующим фактором для неуспевающих – они ощутят, что их статус студента сохраняется и положение не безнадежно. Безусловно, для тех студентов, которых отчислили со второго курса за задолженности, возникшие на первом курсе обучения, это благо, так как они имеют право на восстановление в вуз на второй курс (при наличии вакантных мест). Поступать заново по результатам ЕГЭ им не нужно.

Кроме того, согласно новым правилам, сокращается количество льготников, имеющих право попасть в вуз без вступительных экзаменов.

Особые права оставлены только за двумя категориями. А вот дети-сироты и иные лица, приравненные к ним, будут иметь возможность поступить на подготовительные отделения вуза, по окончании которых они смогут, как и остальные, сдать вступительные испытания и быть зачисленными в преимущественном порядке, но при прочих равных условиях.

Этот шаг достаточно аргументирован Министерством образования, считает Галина Симахина:

– Дело в том, что раньше дети-сироты, как правило, поступали в вуз, не имея должного уровня знаний, надеясь лишь на свое право поступать без экзаменов. В результате, у нас не хватало бюджетных мест для абитуриентов, которые имели высокие баллы по ЕГЭ или по результатам вступительных испытаний. Зато дети-сироты, проучившись один-два семестра, отчислялись ввиду плохой успеваемости. Теперь для них будут созданы подготовительные отделения при вузах (нечто похожее на прежние рабфаки), по окончании которых они также сдадут вступительные испытания и будут конкурировать по баллам наравне с другими. Думаю, это правильное решение. Лучше дать этим детям возможность и время улучшить свои знания по отдельным предметам, адаптироваться. При этом они остаются на полном гособеспечении и получают стипендию.

Еще одна новинка заключается в том, что размер платы за пользование общежитием и коммунальные услуги будет устанавливаться непосредственно самим вузом.

Размер этой платы может быть более 5% от стипендии учащегося (как сейчас). Правда, при этом, по закону, должны обязательно учитываться мнения студенческих советов и профсоюза студентов. Определены также категории обучающихся, которые будут проживать бесплатно.

Студенты теперь обязаны посещать все предусмотренные учебным планом занятия.

– Прежде строгое посещение всех занятий предписывалось лишь первокурсникам. Мы исходили из того, что сейчас многим приходится выживать, совмещая учебу и работу. Но теперь все обязаны посещать лекции и иные занятия, предусмотренные учебным планом. В противном случае нарушителей ждут меры дисциплинарного взыскания, вплоть до отчисления из вуза.

Все госструктуры хотят гарантированно получать специалистов

Новые правила невероятно расширяют условия целевого приема в вузы.

Теперь право заключать договор о целевом обучении с абитуриентами имеют все федеральные государственные структуры, органы государственной власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления, государственные (муниципальные) учреждения, унитарные предприятия, госкорпорации, госкомпании и все хозяйственные организации, в уставном капитале которых присутствует хотя бы небольшая доля государства, субъекта Федерации или муниципального образования. Такие структуры, заключив договор с гражданином, могут предусмотреть, что после окончания вуза он обязан отработать у них определенное количество лет. В свою очередь, вуз принимает таких граждан по отдельному конкурсу в пределах квоты, установленной для целевого приема Минобрнауки РФ.

– Теоретически это может принести университету некоторые дополнительные деньги, – говорит Галина Симахина. – Поскольку в рамках целевого приема для данной категории учащихся могут выделяться дополнительные преференции, это может быть и дополнительная, особая программа подготовки. Ведь заказчик может сам выбирать, какие предметы сверх федерального стандарта нужны его потенциальному работнику. В таком случае, заключив с ним отдельный договор, мы можем готовить для него специалистов по индивидуальному плану.

Каждому вузу – свой диплом

С первого сентября все вузы в России перестанут выдавать дипломы государственного образца. Отныне каждый вуз будет гордиться собственным документом об образовании.

Однако лицам, прошедшим государственную итоговую аттестацию, документы об образовании будут выдаваться по образцам, устанавливаемым Минобрнауки РФ (для вузов, подведомственных ему).

Свежеиспеченный закон подробно описывает и сетевую форму обучения, аналогов которой в прежнем законодательстве еще не было. Теперь те университеты, у которых не хватает квалифицированных преподавателей для каких-либо конкретных дисциплин, могут направлять своих студентов для обучения в вузы, где эти предметы есть.

– Однако в этом случае не совсем ясны пропорции: сколько таких дисциплин можно будет выделять другим учебным заведениям? – говорит Галина Симахина. – И самое главное, каким и чьим будет итоговый диплом, какой из вузов будет отвечать за качество подготовленного специалиста?

Кроме сетевых форм обучения, Закон закрепляет электронные и дистанционные технологии получения образования, что, в конечном счете, может существенно повысить академическую мобильность вузов на международном уровне.

Кстати, 105-я статья Закона открыто декларирует право университетов заключать договоры с иностранными организациями и вузами по разработке образовательных программ. Однако толкование прав и обязанностей такого сотрудничества в новом документе дается в общих чертах.

Чем отличается образование от обучения?

Новый Закон очень подробно останавливается на определении типов образовательных учреждений и программ, которые могут быть реализованы каждым из них. Однако его отдельные положения весьма трудно истолковать даже людям, имеющим опыт работы с подобными документами. Например, изучающим новый Закон, не совсем понятно, чем отличается образование от обучения? Что все-таки скрывается под понятием сетевое обучение, и в какой мере вузы могут использовать его? Как вузам избежать конкуренции в профессиональном образовании с учебными центрами, созданными при крупных госкорпорациях, подобных «Росатому»? Ведь сейчас такие центры фактически заменяют собой университеты, поскольку они имеют право готовить собственных специалистов с дипломами о профессиональной переподготовке и повышении квалификации.

В статье 100-й предусматривается, что контрольные цифры приема в вузы за счет средств федерального бюджета устанавливаются из расчета не менее чем восемьсот студентов на каждые десять тысяч человек в возрасте от семнадцати до тридцати лет, проживающих в стране. Очевидно, что эти расчеты основаны на каких-то социологических исследованиях. Однако нельзя не признать, что в каждом регионе различная плотность населения, и невозможно установить, насколько эти нормы являются справедливыми для вузов в разных частях страны. Кроме того, контрольные цифры приема распределяются между вузами на конкурсной основе.

Все это и многое другое предстоит обсудить ученому сообществу, и, возможно, какие-то поправки в Закон, еще будут внесены. Пока же мы предлагаем всем, кто изучил положения нового Закона, размещенные на корпоративном сайте ТПУ, задавать свои вопросы на сайте, либо отправляя их в адрес редакции газеты «За кадры»: Минобрнауки РФ, предполагая, что у вузовского сообщества возникнет много вопросов по вновь принятому Закону, предлагает в срок до 1 марта составить перечень вопросов и направить в его адрес.

Константин ФРОЛОВ