Инженерия 2.0 – Стандарты CDIO в российских реалиях

| 706

Международной концепции Инициативы CDIO политехники посвятили всю текущую неделю. Сейчас в Томском политехническом университете проходит конференция «Уровневая подготовка специалистов: международная концепция CDIO и Стандарт основной образовательной программы ТПУ». Обсудить важные вопросы качества технического образования в вуз съехалось около 200 человек – представителей университетов и организаций Томска, Челябинска, Астрахани, Красноярска, Москвы, Екатеринбурга и других городов.

 

С предложением модернизировать образовательный процесс, сделав его более качественным и приближенным к реальным запросам индустрии и общества, в конце 1990-х годов выступил профессор MIT, ныне – ректор Сколтеха Эдвард Кроули. Если в мире «Инициативой» охвачена почти сотня вузов в разных странах, то на карте России точек CDIO пока всего три: Москва, Томск и Астрахань.

ТПУ стал первым российским вузом, который принят в инициативу ведущих мировых вузов по модернизации инженерного образования. Всего к проекту присоединились около 70 высших учебных заведений из 25 стран мира.

Западные стандарты подготовки инженерных кадров не только прижились на отечественной почве, но и кое-где дали неожиданные всходы. Например, перенос технических образовательных программ на гуманитарные дисциплины. Упор на практический подход к техническому образованию зашифрован уже в самой аббревиатуре CDIO (Conceive – Design – Implement – Operate, то есть Осмысление – Проектирование – Реализация – Эксплуатация).

«Инициатива» основана на 12-ти стандартах. В них прописана общая философия программы, разработка учебных планов и практических заданий, требования к помещениям для занятий, новые методы преподавания, повышение квалификации педагогов, а также аудит и оценка программы и успеваемости студентов.

Проректор Томского политехнического университета (ТПУ) по образовательной и международной деятельности Александр Чучалин в интервью журналу SkReview рассказал о реализации этой «Инициативы» в ТПУ. По его словам, особых откровений в области подготовки инженеров Инициатива CDIO не содержит – аналоги некоторых ее содержательных элементов были и в советском образовании. Они носили фрагментарный или слишком отвлеченный характер, тогда как ценность CDIO – в системном подходе к образовательной деятельности, ее практическом наполнении и степени проработки каждого из 12 стандартов международной «Инициативы».

Александр Чучалин проиллюстрировал этот тезис примером с сохранившимся в некоторых российских вузах предметом «Введение в специальность», который традиционно читают первокурсникам в течение одного семестра. Один из стандартов CDIO предусматривает, что в интегрированном учебном плане должен быть вводный курс «Введение в инженерную деятельность». Вроде бы похоже, но наполнение иное более глубокое, не описательное, а нацеленное на практическую работу в коллективе.

«Когда мы внедряли методику CDIO, то ввели в 2012 году в обязательном порядке этот вводный курс во всех учебных планах всех направлений и специальностей в области техники и технологий. Он реализуется на протяжении 4 семестров, – рассказывает Александр Чучалин. – В первом семестре студенты изучают теорию: как и раньше, им рассказывают о специальности, истории развития техники и технологии, выдающихся ученых, их вкладе в науку и так далее. Затем добавляется практический аспект – на протяжении трех семестров студенты выполняют командные творческие проекты по темам, связанным с направлением и профилем их подготовки. Таким образом, с самого начала они познают творчество инженерного труда и к третьему курсу более осознанно выбирают профиль своей будущей подготовки».

Навыки командной деятельности, о важности которых говорится в стандартах СDIO, тоже не являются ноу-хау авторов этой «Инициативы».

Нечто похожее было и в советском инженером образовании, но, как говорит проректор ТПУ, «фрагментарно, а потом и вовсе забылось». Еще до того, как Томский политехнический университет стал членом клуба CDIO, в вузе внедряли командные формы выполнения научно-исследовательских работ, курсовых проектов, выпускных квалификационных работ.

Теперь, рассказывает Чучалин, в ТПУ реанимируют командные образовательные технологии, в частности, на базе программы «Элитного технического образования», в которую ежегодно отбирают до 10% первокурсников. Кроме обычного перечня предметов, им читают спецкурсы по организации командной работы, лидерству, технологиям проектирования в группе, особенностям коммуникации с заказчиками и подрядчиками.

ТПУ присоединился к Инициативе CDIO первым из российских вузов. Это произошло осенью 2011.  Университет к тому моменту уже был плотно вовлечен в международный контекст инженерного образования.

«ТПУ исторически является базовым вузом Ассоциации инженерного образования России (АИОР).

Мы давно интересовались проблемами интернационализации наших образовательных программ, подстраивая их под нормы международных профессиональных инженерных организаций, которые разрабатывают стандарты и применяют их для оценки качества и аккредитации», – сказал Александр Чучалин.

Вступлению ТПУ в Инициативу CDIO способствовали изменения в закон «Об образовании», касающиеся автономии и академических свобод организаций высшего образования.

Поправки разрешили ряду вузов – МГУ им. Ломоносова, Санкт-Петербургскому госуниверситету, федеральным и национальным исследовательским университетам – реализовывать программы высшего образования, самостоятельно устанавливать образовательные стандарты и требования. При этом в законе содержится оговорка о том, что стандарты этой группы вузов не могут быть ниже соответствующих требований федеральных государственных образовательных стандартов.

К Инициативе CDIO в Томском политехе присматривались около двух лет, вспоминает Александр Чучалин. Представители университета, еще не входившего в консорциум, участвовали в конференциях по CDIO, изучали стандарты, оценивали их качество и возможность использования на базе ТПУ.

«В итоге мы решили: этот подход обогатит нашу практику, поэтому его следует принять в дополнение к образовательным критериям других международных организаций, на которые мы ориентировались прежде, – рассказывает проректор. – Подход CDIO понравился нам, прежде всего, степенью проработки 12-ти стандартов и очень важного документа – Плана CDIO (так называемый CDIO Syllabus – прим. ред.), где детально прописаны основные результаты обучения и приведен перечень компетенций, которыми должны обладать выпускники».

Прием ТПУ в число участников Инициативы прошел в целом безболезненно:

находившийся в Томске Александр Чучалин по Интернету выступил перед участниками конференции CDIO в Польше с рассказом о том, как администрация университета оценивает соответствие своей образовательной деятельности, процедур, технологий, правил формирования учебных планов стандартам CDIO.

«Ни по одному из пунктов мы не осмелились поставить себе максимальные 6 баллов, в основном были 2 или 3, редко 4», – говорит Чучалин. – Были кое-какие вопросы, и консорциум проголосовал за то, чтобы принять ТПУ в свою семью».

Сложно представить, что преподавательский состав единодушно поддержал переход Томского университета на новые образовательные стандарты. У Александра Чучалина это допущение возражений не вызывает.

«Внутренне преподаватели могут быть не согласны с принципами CDIO. На ранней стадии их внедрения в нашей академической среде было много дискуссий. Некоторые преподаватели, не вникнув глубоко в суть вопроса, говорили: «Да все это у нас уже давно есть, в достаточном объеме и количестве». Энтузиастам приходилось объяснять, что ценность CDIO состоит именно в системном подходе к инженерному образованию. Скептики, безусловно, остались, но на административном уровне принято решение ввести в наш стандарт изменения, которыми обозначено, что подход CDIO является единой институциональной нормой и ей должны следовать все структурные подразделения вуза».

Сейчас, спустя год с небольшим после вступления ТПУ в Инициативу CDIO, ее стандарты частично реализуются в образовательном процессе в рамках всего университета. В полном объеме подходы CDIO применяются в трех из семи научно-образовательных институтов, из которых структурно состоит Томский политех. Это Энергетический институт, Институт физики высоких технологий и Институт природных ресурсов.

В рамках повышения квалификации преподавателей институтов для них устраивают тренинги и стажировки в зарубежных вузах, которые уже давно являются членами CDIO.

«Там преподавателям разъясняют требования 12-ти стандартов, механизм их применения в образовательной деятельности, принципы развития образовательного пространства для самостоятельной работы студентов», – рассказывает Чучалин.

В соответствии с критериями CDIO в трех пилотных институтах ТПУ учатся около 300 студентов. Их выпуск еще не скоро, поэтому полной ясности с тем, получат ли они на выходе из университета какой-либо сертификат об обучении в рамках этой «Инициативы», пока нет.

«Мы выдаем нашим студентами дополнительные сертификаты о том, что программы, которые они окончили, соответствуют международным стандартам. Так, АИОР проводит аккредитацию в России образовательных программ с вручением европейского сертификата EUR-ACE (European Accredited Engineer).

Международную аккредитацию у нас имеют около двух десятков программ, а реализуем мы больше сотни, на уровне бакалавриата, магистратуры и специалитета. С CDIO тоже что-нибудь придумаем», – обещает Александр Чучалин.

В Программе развития университета записано, что к 2018 году 45% его образовательных программ должно соответствовать международному стандарту. На реализацию Программы развития, в том числе подхода CDIO (оснащение помещений, закупку оборудования, курсы повышения квалификации для преподавателей и т.д.), в 2013 году из федерального бюджета Томский политех получит 600 млн рублей. «Это не так много, особенно в свете того, что финансирование программ федеральных университетов измеряется миллиардами», – отмечает проректор.

Основная головная боль администрации ТПУ связана с нехваткой рабочего пространства для организации командных форм образовательной деятельности. Советская, а потом и российская система образования была основана на «ротно-взводном» принципе формирования групп, который не предусматривает какой-либо индивидуализации ни учебного процесса, ни его аудиторного и материального обеспечения.

«Нам проще организационно измениться, чем модернизировать помещения для практической командной работы студентов. И это, по нашему опыту, самая тяжелая позиция внедрения стандартов CDIO», – рассказывает Александр Чучалин.