Американская мечта для томских студентов

| 1648

Александр Пауль Олсон – молодой преподаватель из Америки. В этом году он выиграл стипендию для американских преподавателей английского языка Фонда Фулбрайта и отправился в Томск познавать феномен русской души, преподавать английский язык и учить русский. Сейчас он обучает своему родному языку студентов первых-четвертых курсов Института физики высоких технологий ТПУ. Он пробудет в Томском политехническом университете один год.

Когда скучаю по дому – пеку печенье

Молодой американец недавно окончил Калифорнийский государственный университет и в ТПУ впервые приступил к преподавательской практике. До этого работал индивидуальным тьютором, обучил пятерых ребят. В Томске Алекс Олсон поселился в общежитии для иностранных студентов. Там все стараются общаться между собой по-русски, чтобы быстрее научиться говорить свободно. Собираются в кухне за чаем и преодолевают языковой барьер.

– Когда я скучаю по дому, я люблю делать выпечку, – объясняет молодой американец, доставая из сумки большой пакет домашнего печенья по маминому рецепту. – В России продукты немного отличаются от наших. Я повсюду искал настоящий коричневый сахар или патоку, но они не везде продаются. Через два дня поисков я подумал: конечно, я могу купить эти продукты в интернете, но зачем мне в России американский вкус?

Главная цель молодого преподавателя – за год проживания в нашей стране постичь русскую душу, а своим студентам постараться как можно лучше рассказать об американской мечте. Для того и другого, уверен Алекс, необходимо как можно больше знать о странах и их жителях, в том числе и их потребительской культуре, политических настроениях и даже жаргоне. На этой идее Алекс строит свои занятия со студентами. В образовательную программу он включает не только теорию, но и то, чего не найдешь в учебниках – фотографии из разных штатов Америки, современную музыку и фильмы, которые имеют успех на его родине.

– Я всегда хотел две вещи: преподавать английский язык и побывать в России, – рассказывает Алекс Олсон.

– Прошлым летом я два месяца жил в Москве, участвовал в программе Strategic Language Initiative. Это программа была очень важной для меня, потому что я мог жить в России и увидеть жизнь здесь, исследовать несколько понятий, которые меня удивили. Например, понятие русской души – для меня это что-то новое. Мне нравится разница между нашими культурами. Скажем, американцы всегда улыбаются, русские – только когда им этого хочется. Мы, американцы, всегда говорим с незнакомыми людьми, как будто они наши самые близкие друзья, – надо им улыбаться, даже если не хочется, а ваш подход мне нравится, кажется, он более честный.

Как говорить, страх преодолев?

Алекс Олсон неплохо говорит по-русски, однако считает, что еще недостаточно хорошо получается выражать свои мысли. Поэтому за год в России он рассчитывает подтянуть свои знания с помощью языковых курсов и живого общения со студентами. Для студентов же он тоже приготовил много интересного. Помимо обязательных занятий он вместе с другими преподавателями будет вести English Speaking Club, паблики в социальных сетях для свободного общения, а еще он будет отмечать с политехниками американские праздники по всем традициям.

– Самый лучший преподаватель – это настоящие документальные материалы родом из страны, язык которой они изучают.

Для студентов я уже сделал страничку Вконтакте, чтобы показать им разные части Америки. Там есть фотографии из Калифорнии, Нью-Йорка, Лас-Вегаса, Вашингтона. Я туда накидал музыку, которую слушает американская молодежь. С профессорами кафедры иностранных языков ИФВТ мы организовали «инглиш клуб», чтобы все могли веселиться и одновременно практиковаться в английском языке. Студенты могут говорить со мной, просто общаться. Это важно для изучения языков, и одна из самых важных частей моей работы здесь – достичь просто взаимопонимания. Они смогут лучше понимать американцев, а я смогу лучше понимать русских.

После первых занятий со студентами Алекс Олсон составил план работы, главный пункт в котором – разговорить ребят:

– На своих уроках я стараюсь говорить так, чтобы всем было понятно. Но иногда студенты боятся спрашивать и отвечать. Это плохо, я хочу, чтобы у нас был диалог: я говорю, они говорят. Это часть обучения.

Так мы сможем больше узнать о языке. К тому же, они всегда могут со мной практиковаться, спрашивать все что угодно, даже если вопрос кажется странным. Как говорится, единственный глупый вопрос – тот, который не задали. Конечно же, вопросы есть у всех, а я здесь для того, чтобы отвечать. Есть темы, которые для студентов очень важны, я бы хотел узнать какие, что им очень хочется узнать. Потому что если темы им неинтересны, не важны лично для них, они не будут стараться. Надо найти их страсть. Таким образом, они будут стараться и смогут выучить английский лучше.

О планах и «конфетах»

В университете Алекс Олсон изучал испанский язык, а на 4 курсе университета начал изучать русский, так как всегда хотел жить в России или просто бывать здесь в качестве туриста. Более свободно говорить по-русски он начал после занятий по программе Strategic Language Initiative. «Без этой программы, скорее всего, я до сих пор бы не понимал языка», – говорит американец.

В Томске он пробудет до окончания летней сессии в июне, а после этого, согласно условиям образовательной программы, должен вернуться в Америку. Там он получит сертификат на право преподавать английский язык как иностранный. А после этого Алекс планирует либо вновь вернуться в Россию, либо работать преподавателем в Южной Америке:

– Преподавание английского языка – это будет не до конца моей карьеры. Я хочу стать юридическим переводчиком и помогать в Америке русско- или испаноговорящим людям, которые не знают английский.

Русский язык очень богатый, есть много выражений, пословиц, поэтому мне нужна практика, и мне в этом поможет преподавание. В суде нужно конкретно знать даже медицинские, технические термины, даже матерный язык, потому что если человек всегда матерится в суде, надо точно перевести это. А в русском языке матерный почти другой, отдельный язык. Такие вещи очень весело изучать, это типа конфеты.

Но тем же студентам, говорит Алекс, такие «конфеты» положены только после плотных основных занятий, чтобы не перебить аппетит к изучению культурного английского.

Екатерина КОНДРАШОВА