В диапазоне научного творчества

| 311

«Да это же настоящий храм! От здания веет мощью, смотришь и веришь, что  здесь делается что-то больше, важное, фундаментальное!» - таким было его первое впечатление  от знакомства  с Томским политехом. И оно не оказалось обманчивым - за минувшие с тех пор полвека это ощущение никуда не ушло, признается  доктор физ.-мат. наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, лауреат премии Правительства РФ, кавалер ордена Дружбы и ордена Почета  Анатолий Суржиков.

Сегодня Анатолий Петрович  -  руководитель  Отделения контроля и диагностики Инженерной школы неразрушающего контроля и безопасности ТПУ,  главный научный сотрудник Проблемной научно-исследовательской лаборатории электроники, диэлектриков и полупроводников.  Суржиковым заложены основы нового научного направления, он является автором порядка 60 изобретений и патентов, более 600 научных публикаций. Подготовил 19 кандидатов наук и шесть докторов наук, возглавляет научную школу по своему направлению.   

А тогда, в июле 1969 года, с тополей вовсю летел пух, и абитуриент из Казахстана стоял перед главным корпусом политехнического института, где располагалась приемная комиссия, и с уважением смотрел на корпус необычной архитектуры на проспекте Ленина  и на массивные двери, в которые ему предстояло войти.

Родился Анатолий Суржиков в Караганде, а вырос в сельской местности, куда его родителей-учителей направили работать. Отец и мать преподавали гуманитарные предметы, Анатолий и сам любил историю, но стать решил физиком. Объясняет, что профессия считалась модной, это были самые завидные женихи, и вообще интересные ребята. Кроме того, дядя и старший брат его  друга уже получали  эту профессию. «От них я узнал, что есть Томск, есть великий Томский политех, и  поехал сюда поступать», - говорит Анатолий Петрович.

Путь деревенским ребятам, а покорять Томск они отправились впятером,  предстоял не близкий.    Сначала добраться до райцентра, от него - до Кокчетава, затем поездом  до станций Петропавловск и Тайга, там пересадки - и до конечной точки. «Матери боялись отпускать сельских пареньков такую в неизведанную даль, к белью  пришили карманы, и туда положили деньги, - улыбается Анатолий Суржиков. - Так и приехали в Томск с деньгами в трусах».

Он поступил на электрофизический факультет, на специальность «Физика твердого тела». Учеба началась с казуса. Студентов в августе сразу после зачисления  отправили в Парабельский  район. Анатолий и еще десяток его сокурсников попали в одно из сел на севере района. Работали, помогали селянам и удивлялись, что нет команды возвращаться. А время шло – уже октябрь близился к середине. Снежок начал выпадать, навигация подходила к концу. Поняв, что еще чуть-чуть, и им придется зимовать в колхозе, студенты пешком отправились в Парабель и успели-таки на один из последних рейсов.  А в институте вовсю шла учеба… Про первокурсников элементарно забыли – другие студенты не спохватились, потому что еще в лицо друг друга не знали, а почему деканат не вспомнил – загадка до сих пор.

Впрочем, это был единственный сбой в его отношениях с политехом за минувшие 50 лет, дальше все шло  плавно и планомерно. Ощущение прикосновения к великому, которые он испытал, будучи абитуриентом, перед входом в альма-матер, не подвело. Уже со второго курса Суржиков начал всерьез заниматься наукой,  получая полставки лаборанта в научной лаборатории  электроники, диэлектриков и полупроводников (ЭДиП) . Плавно перешел из студентов в научные работники, оставшись на той же кафедре, на которой обучался. Защитил кандидатскую, затем докторскую диссертацию. Экспериментировал в лаборатории, решая научные задачи, читал лекции  студентам. Но не только – с легкой руки одного из своих наставников занялся организационно-руководящей работой в вузе, и тоже успешно. Хотя поначалу и не помышлял ни о чем, кроме научной деятельности.  

Своими главными учителями, которых ценит и уважает, он считает экс-ректоров Томского политеха Александра Воробьева и Юрия Похолкова, чьи портреты висят над его рабочим столом.

Легендарный ректор-реформатор Александр Воробьев  стоял у руля вуза с 1944 по 1970 годы, за это время индустриальный институт совершил стремительный взлет  в первую тройку элитных технических вузов страны. Заложенные Воробьевым научные направления продолжают и развивают его ученики, и один из них – Анатолий Суржиков.

- После того, как Александр Акимович оставил пост ректора, он стал руководителем научной лаборатории ЭДиП, а затем созданного им НИИ радиационной физики, - рассказывает Анатолий Петрович. -  Я был его последним аспирантом. Александр Акимович - мощнейшая фигура, человек-гигант! Он был жестким, но при этом  поощрял творчество и риски. Мог принять неожиданное кадровое решение – так, меня, 24-летнего, он назначил главным инженером НИИ. Умел и поддержать, и потребовать. Воробьев говорил прямо: «Работайте. Ошибетесь – прикрою». Это очень важно, особенно когда только начинаешь. Умел давать дорогу молодым – например, Юрий Похолков, тоже ученик Александра Акимовича, стал заведующим кафедрой в 28 лет.

Оба они - и Воробьев, и Похолков  – легендарные ректоры-преобразователи, которые ощутимо продвинули вперед Томский политех. По характеру они совершенно разные, отмечает Анатолий Суржиков, но были и схожие черты в их стиле руководства, и главные – неравнодушие, желание менять жизнь к лучшему, раскручивая маховик перемен.  

И ему тоже довелось стать полпредом инициированных ректором Похолковым  изменений, продвигающих политех вперед, к тем позициям, которые сегодня занимает вуз в российских международных рейтингах. В 1996 году профессора Суржикова избирают деканом факультета автоматики и электромеханики. В 2001-м  Анатолий Петрович  становится директором организованного им  Электротехнического института ТПУ, самого крупного из университетских подразделений. Когда университет начал вхождение в Болонский процесс, именно этот факультет, а затем и институт стал базой для отработки всех новаций.  Одни из первых  в стране ввели бакалавриат и магистратуру, асинхронную модель организации учебного процесса и рейтинговую систему  аттестации и даже выбор студентами преподавателей, к которым они хотели бы ходить на поточные лекции. В порядке эксперимента  открывали новые направления подготовки, которых еще не было в министерском перечне.

Одним из самых важных начинаний Суржиков считает открытие представительств и филиалов  ТПУ в других городах, в том числе в ближнем Зарубежье.

- Это был интересный опыт, и я снова его пропагандирую, - говорит он. -  Мы выходили на крупные предприятия, такие как алмазодобывающая компания в якутском городе Мирном, или  предприятия по добыче меди, золота и урана в узбекских Алмалыке и Навои. Заключали  договор. Первые два года студенты обучались  на местах, наши преподаватели выезжали в эти филиалы, а с третьего курса ребята продолжали учебу в Томске. Предприятие гарантировало места работы и оплату подготовки своих будущих специалистов. Мы вели эту работу в течение 15 лет, и жаль, что прекратили.

Главное, ради чего он остался в стенах политеха – все же фундаментальная наука, радиационная физика. Вот где было поле непаханое для исследований  и открытий!  Еще со студенческой скамьи Анатолий Суржиков начал изучать возможности излучения как метода исследования объекта, а также воздействие излучения на разные материалы.  

- Обычно воздействие на материалы  либо радиационное, либо термическое, а мы соединили эти два процесса:  мощные радиационные пучки и высокие температуры, - рассказывает Анатолий Петрович. -  Это вылилось в новое научное направление: изучение эффектов и процессов в неорганических материалах  при совместном воздействии высоких температур и мощных радиационных потоков,  разработка на их основе научных принципов перспективных технологических процессов. У нас что ни эксперимент – новые интересные результаты,  были открыты несколько новых физических явлений.

Второе направление, которое в свое время разрабатывал его учитель, профессор Воробьев,  связано с методами неразрушающего контроля неметаллических материалов. Воробьев  в свое время исследовал предвестники землетрясений. Сдвиг  тектонических плит приводит к генерации электромагнитных импульсов. Был разработана аппаратура для их фиксации, экспедиции выезжали на Камчатку и на Байкал, получили интересные результаты. 

- У нас регион сейсмоустойчивый, поэтому мы переориентировались на разработку аппаратуры и методов прогноза горных ударов и выбросов в железорудных шахтах Кемеровской области, - поясняет Суржиков.  – Но идеология, заложенная Александром Акимовичем, оказалась применима в неразрушающем контроле любых неметаллических материалов. Если где-то в материале есть трещинка или пора,  на их поверхности  накапливается электрический заряд,  при воздействии на материал  возникает электромагнитное излучение. И по его параметрам можно судить о качествах материала, например, делать прогноз его  механической прочности. Сейчас мы идем дальше и пытаемся более полно контролировать каждый дефект в отдельности, его расположение в объеме материала, форму, размеры. Сейчас  контроль осуществляется в  плоскостной проекции,   следующий этап – 3D-проекция, объемное видение дефекта.

Он говорит, что чем дальше – тем интереснее, и не хватит одной жизни, чтобы исследовать все, что хотелось бы. Поэтому очень важна преемственность, чтобы передать своим ученикам наработки и традиции, полученные от наставников.  Теперь уже ученики Анатолия Суржикова защищают докторские диссертации, получая новые научные результаты, вокруг них образуются свои группы молодых исследователей. И это вселяет уверенность, что у Томского политеха  – больше будущее.

Юлия КЛИМЫЧЕВА

"Красное знамя", 29 июля 2020 г.

https://go.tpu.ru/qutgM2L8