Петр Чубик: Я рад, что мне выпала возможность решать масштабные задачи

| 455

 Интервью с ректором в канун его 60-летия

Петр Савельевич, ваша судьба вот уже 43 года прочно связана с Томским политехническим. С того момента, когда вы 1 июля 1971 года приехали поступать сюда из шахтерского городка Осинники Кемеровской области. Все эти годы ваша биография – исключительно «политехническая» – от студента до ректора. Даже когда работали заместителем губернатора Томской области, вы оставались профессором ТПУ и вели преподавательскую деятельность. Вы застали Политех «советский», «плановый», сегодня руководите Политехом «российским», «рыночным». Какие принципиальные изменения произошли за эти годы в вузе, что, на ваш взгляд, поменялось кардинально?

– Томский политехнический всегда был сильным инженерным вузом, одним из лучших в стране. И по качеству образования и по научным исследованиям. И в советские, «не рыночные» времена, неплохо зарабатывал на хоздоговорах. Во второй половине 80-х в вузе ежегодно выполнялось научных исследований и разработок на 22-25 миллионов рублей. Это примерно 3 миллиарда рублей на сегодняшние деньги. По численности студентов очной формы обучения показатели 70-х – 80-х годов практически такие же, как сейчас – 11-12 тысяч человек. «Остепененность» преподавателей была меньше, в тот период в политехническом работали всего около 50 докторов и чуть более 500 кандидатов наук. Правда, и преподавателей было в два раза меньше, чем сейчас.

Конечно, за время, прошедшее с той поры, когда я после окончания школы №36 города Осинники приехал поступать в ТПИ, изменилось многое. Институт стал университетом. Появились новые направления подготовки, новые образовательные программы. Осуществлен переход на двухуровневую систему: бакалавр-магистр. В вузе обучаются иностранные студенты…

Но принципиальные изменения произошли в другом. На мой взгляд, никогда за всю свою историю наш вуз не сталкивался с такими глобальными вызовами, как сейчас. Был период в начале 30-х годов, когда институт раздробили на кучу мелких «институтиков», но то – проявления очевидного волюнтаризма власти, издержки эпохи, довольно быстро поправленные. Сегодня иное. Университет впервые получил возможность стать полноценной частью мирового научно-образовательного сообщества. Такой задачи перед вузом государство никогда не ставило. Мы сейчас как будто переходим в другое качество. Как в химии – вода становится льдом. Вещество то же – характеристики совершенно разные. Так же и с Томским политехническим: корпуса те же, основная часть сотрудников та же, студенты такие же, а нам надо стать совершенно иными – и внутренне, и внешне.

Университет мирового уровня – что это такое? Какими параметрами он должен обладать?

– Известный международный эксперт в сфере образования Джамиль Салми считает, что необходимыми условиями создания и развития университета мирового класса являются концентрация талантов, изобилие ресурсов и эффективное управление. Соответственно, чем выше концентрация в вузе талантливых сотрудников и студентов, чем больше средств он зарабатывает на образовании и исследованиях и чем лучше управляется, тем у него больше шансов на мировое признание. Другой эксперт, директор центра международного высшего образования Бостонского колледжа Филипп Альтбах (и, между прочим, член совета по повышению конкурентоспособности российских вузов среди мировых университетов) использовал для описания ведущих университетов поварскую аллегорию. По его словам, создание университета мирового класса сродни приготовлению кулинарного блюда: во-первых, важно не ошибиться с набором ингредиентов и не переборщить со специями; во-вторых, по целому ряду изменений невозможно ускорить ход дел, «прибавив огня», — некоторые процессы по определению протекают медленно; наконец, не надо все время «заглядывать под крышку» и требовать постоянной отчетности о достигнутых результатах.

Единого рецепта – каким должен быть университет мирового уровня – нет. Каждый из тех вузов, что находятся в первой сотне международных рейтингов, обладает своими особенностями, спецификой, нюансами. Перефразируя известную фразу Льва Толстого, можно сказать: «Все несчастливые университеты похожи друг на друга, каждый счастливый университет счастлив по-своему». Большинство отталкивается от своего исторического фундамента, традиций, сформировавшихся научных направлений и школ, наращивая и трансформируя имеющийся потенциал до необходимых кондиций с учетом лучших международных практик. Томский политехнический, на мой взгляд, должен идти именно по такому пути. У нас великолепная история, знатные традиции, хорошие школы. Это база. Теперь нам также предстоит нарастить имеющийся потенциал до мировых кондиций.

Когда вас в первый раз выбирали ректором в 2008 году, вы предполагали, что вам предстоит решать столь глобальные задачи?

– Да. Меня назначили и.о. ректора ТПУ 12 сентября 2008 года, а в октябре того же года вышел Указ Президента России «О реализации пилотного проекта по созданию национальных исследовательских университетов». Вектор государственной политики по отношению к вузам был прорисован. Цели продвижения в число мировых лидеров – перед национальными исследовательскими университетами (НИУ) еще не ставилось, но она естественным образом вытекала из логики новой государственной политики в области высшего профессионального образования. В декабре 2008 года в своей предвыборной программе в качестве кандидата на должность ректора я заявил достаточно определенно о «становлении ТПУ как исследовательского инновационного университета мирового уровня». Все последующие шаги: разработка программы развития ТПУ как национального исследовательского университета, участие и победа в конкурсе НИУ, реорганизация структуры вуза, формирование новых принципов организации образовательного процесса и научно-исследовательской деятельности, все это делалось с прицелом на достижение поставленной цели. Поэтому, когда появился федеральный проект «5-100», мы были уже готовы – и участвовать в конкурсе на попадание в топ-15 ведущих российских университетов, и побеждать в нем.

И все же скепсиса по поводу возможности достижения Томским политехническим университетом мирового уровня было предостаточно…

– Скепсис – это сомнение, что само по себе неплохо. Кажется, Фрэнсис Бэкон как-то сказал: «Начавший уверенно кончит сомнениями; тот же, кто начинает свой путь в сомнениях, закончит его в уверенности». Да, и у нас, внутри университета, и среди представителей «внешнего круга» было и есть немало скептиков относительно наших масштабных планов. Многие решения принимались в штыки. Помните, как сложно проходил процесс организации на базе факультетов и НИИ научно-образовательных институтов? Я лично в прессе, что называется, «огреб по полной», каких только «собак» на меня не вешали. А сегодня даже самые ярые критики признают: новые структуры показали свою эффективность и результативность. По нашему пути пошли многие другие ведущие российские вузы. Сейчас вот скептики сомневаются в целесообразности введения системы эффективного контракта в ТПУ. Я уверен, пройдет год, система заработает и наши ведущие научно-педагогические работники в полной мере ощутят ее преимущества. А не ведущие – пожелают стать ведущими. Всегда, когда начинаешь новое дело и идешь по непроторенному пути, возникают опасения: а вдруг не получится? Но, чтобы измениться, нужно идти, а не стоять на месте. Дорогу осилит идущий.

– Сложно ломать психологию людей? Вам, как ректору, ежедневно приходится сталкиваться с необходимостью проявлять жесткость, требовательность. Не всем это нравится. В Интернете вот можно прочитать такие высказывания: ректор ТПУ не думает о вузе, заботится только о своих интересах…

 – Знаете, когда кто-то начинает обвинять меня в преследовании каких-то корыстных интересов: мол, Чубик для себя старается, мне становится неловко за таких людей. Ну есть же глаза, есть элементарная логика и здравый смысл. За пять лет консолидированный бюджет ТПУ увеличился вдвое. Сегодня бюджет нашего вуза сопоставим с одной шестой расходной части бюджета всей Томской области. Удалось за пять лет практически удвоить заработную плату сотрудников. Где еще, в какой отрасли есть такие темпы? В прошлом году среднемесячная начисленная заработная плата сотрудников ТПУ составляла 42 тысячи рублей против 24 тысяч в 2008-м, заработная плата профессорско-преподавательского состава – 60 тысяч рублей против 32 тысяч. За пять лет вуз приобрел почти 1300 единиц современного научного оборудования на сумму более 2 млрд рублей. В 118-летней истории университета ничего подобного никогда не было. Ремонтируются корпуса и общежития, строится новое современное общежитие, на очереди – бассейн. Недавно открыли стадион практически олимпийского класса. Движение есть, вперед, в лучшую сторону. Результаты работы вуза – лучший ответ всем злопыхателям. А что касается жесткости и требовательности… Да, есть и то, и другое. Но первый, к кому я предъявляю такое отношение – это к самому себе.

–  Возвращаясь к вызовам, на которые должен ответить Томский политехнический на пути к мировому признанию. Какие самые сложные?

– Сложна сама по себе задача: пробиться в число ста лучших вузов планеты в довольно короткие сроки. Там ведь нас никто не ждет. По итогам 2013 года из первой сотни выпали лишь четыре университета. Сложность состоит в том, что поставленную задачу невозможно решить не системно, не комплексно, делая ставку лишь на одну-две позиции. Двигать надо все направления деятельности вуза. И практически везде нам надо напрягаться. Сегодня ты пару раз подтягивался на перекладине, а завтра надо двадцать раз, да еще подъем переворотом выполнять.

Что такое вызов? Это нерешенная проблема, ограничивающая развитие. У нас таких достаточно и все они не имеют простых решений. Вот возьмем задачу привлечения в университет наиболее талантливых и способных абитуриентов. Мы же хотим, чтобы у нас учились лучшие из лучших. Но того же хотят и другие вузы страны. А демографическая ситуация такова, что в 2014 году школу окончили в два раза меньше выпускников, чем десять лет назад. ЕГЭ по физике сдают не более 25-30 процентов, а у нас в ТПУ 90 процентов направлений подготовки «завязаны» на физику. Хороша задачка? Поэтому мы и ищем новые формы привлечения выпускников школ со всей России и стран ближнего зарубежья: Интернет-лицей, игра «Поступай в ТПУ» (в ней, к слову, участвуют сегодня уже более 9 тысяч человек), создание единой Центральной приемной комиссии…

В образовательной деятельности одна из самых главных проблем – подготовка на должном уровне бакалавров. Недавно наш выпускник, генеральный директор Горно-химического комбината Петр Гаврилов, будучи у нас в ФТИ председателем ГАК, принимал защиту дипломных работ бакалавров. Он отметил, что ребята толковые, умеющие анализировать, рассуждать логично. Уровень теоретической подготовки и глубина проработки работ на очень высоком уровне, Все понравились, многие получили пятерки. Но, как сказал Гаврилов, до инженерного уровня не дотягивают. Потому что не хватает практических навыков. Так кто такой бакалавр ТПУ? Техник или инженер? Что нужно сделать, чтобы диплом бакалавра не считался каким-то неполноценным? Очередной вызов для нас, требующий изменения образовательных программ, форм и методов обучения, новых подходов. И опять же – готовых ответов и рецептов нет, выпуск бакалавров в массовом порядке только начался.

Много вопросов по второму уровню высшего образования – магистратуре. Новые задачи ставятся при подготовке аспирантов. В научно-исследовательской работе – тоже ворох проблем. Томский политехнический выбрал себе стратегический путь – стать сетевым междисциплинарным центром превосходства в области ресурсоэффективности. После жесткого отбора, процедура которого еще не закончилась, определились с мега-проектами, на которых будем концентрировать ресурсы. То, в чем мы особенно сильны, где наши идеи и разработки имеют международный потенциал. Но другие ведь тоже не спят. Недавно был в одном из ведущих московских технических вузов, познакомился с направлениями их исследовательской работы. Они тоже активно двигают и развивают проекты в области ресурсоэффективных технологий, причем, буквально в тех же научных нишах, что и мы! На одном поле действуем! При этом у них и ресурсов и возможностей гораздо больше, чем у нас. Отсюда вывод: чтобы нам, действительно, стать центром превосходства, мы должны предложить миру не пять-шесть интересных разработок, а трансформироваться в мощный «мозговой» центр, где помимо фундаментальных и прикладных исследований по «ресурсоэффективной» тематике велась бы работа по широкой популяризации этой темы, регулярно проводились форумы и конференции с привлечением лучших ученых и экспертов. Было бы интересно создать при ТПУ центр изобретательства, который взял бы на себя функции привлечения и стимулирования изобретателей со всей Сибири, продвижения и коммерциализации их идей и разработок. По сути ведь каждое изобретение – это один из конкретных способов получить лучший результат при меньших затратах. Это и есть ресурсоэффективность.

Перечислять даже самые ключевые проблемы, стоящие перед нашим университетом, можно долго. Я уже говорил неоднократно, чтобы дать представление о масштабности общей задачи: если за последние пять лет мы многие показатели развития удвоили, в предстоящие пять-шесть лет их надо еще утроить. Можно, конечно, остановиться, уйти в тень, стать как все. Но я убежден – это не наша дорога. У нас нет иного пути, как наращивать свою конкурентоспособность на мировом научно-образовательном рынке. А для этого необходимо, чтобы наши образовательные программы соответствовали лучшим международным стандартам, чтобы исследования велись на мировом уровне. Это вопрос и дальнейшего развития, и сохранения вуза, как такового. И это, кстати, выгодно – потому что научно-образовательная деятельность стала частью экономики, она приносит доходы, обеспечивает достаток тысячам людей.

– Петр Савельевич, говорят, для профессора в 60 лет все только начинается. Но вы не просто профессор, вы ректор. Что придает вам уверенности и силы в непростой работе?

– Вопрос сложный… Бывает – и усталость накатывает, и здоровье иногда шалит. Я, когда получал расчет по завершении ректорского контракта за первый срок, с некоторым удивлением обнаружил, что мне полагается компенсация почти за 260 дней неиспользованного отпуска. Этот «недоотдых» сил, конечно, не прибавляет. Но я технарь. Меня так научили мои учителя в ТПУ: каждое дело, каждая производственная операция должна заканчиваться конкретным результатом. Я не очень признаю процесс ради процесса, движение ради движения. Должен быть итог, который можно потрогать, ощутить. Для меня день, когда моя работа, работа всего коллектива ТПУ приносит очередной позитивный результат: новую победу в новом конкурсе, реализованный проект, новый объект, лабораторию, общежитие, стадион и т.д. – такой день по количеству положительных эмоций стоит нескольких недель отпуска где-нибудь на море.

Я рад, что на мою ректорскую долю выпала возможность решать масштабные и трудные задачи. Отчетливо осознаю свою ответственность перед предыдущими поколениями политехников, перед поколениями будущими. Меньше всего мне хотелось бы услышать, что «при Чубике» Политех где-то там провалился или стал хуже. Это, наверное, и придает силы. Я хочу, чтобы наш вуз был лучшим. И буду делать для этого все возможное и невозможное.