Женский взгляд на науку: ученые ТПУ о роли женщины в науке и подарках на 8 марта

| 1465

В Томском политехническом университете работает более двух тысяч женщин, среди них 50 профессоров и почти 400 доцентов. В преддверии 8 марта в университетской газете «За кадры» вышло интервью с женщинами-учеными, работающими в разных коллективах Исследовательской школы химических и биомедицинских технологий. Они поделились своим мнением: существует ли наука только для женщин и только для мужчин, и как же «прекрасной половине науки» успевать работать и жить.

Мамины страшилки

— Помните ли вы момент, когда решили, что будете заниматься наукой?

Галина Слепченко: Мое детство пришлось на годы, когда нечего было есть и носить. Но дома мне всегда говорили: «Главное – учиться». Мама пугала: «Не будешь учиться, пойдешь сажу возить на заводе. Лицо у тебя будет черное, а зубы белые. Откуда она это взяла — не знаю, но меня такая перспектива шокировала. Так вот, в школе я очень любила физику и математику и в вузе собиралась их изучать. Но у меня в голове всегда была мысль: надо окончить университет побыстрее, чтобы маме помогать. И когда я попала в больницу, соседка по палате мне сказала, что, если будешь в ТПИ (ныне ТПУ — ред.) поступать на физику, будешь пять лет учиться, а если на химию — четыре года и 10 месяцев. Сейчас смешно, но эти два месяца все решили. Так я и решила поступать на химию.

 

И дальше наука меня затянула, от нее уже невозможно было отказаться. Все ребята с нашего курса пошли работать химиками-технологами на предприятия, стали получать по 270 рублей. А я осталась в университете на смешные 100 рублей. Но меня продолжали поддерживать в семье. Мама говорила: «Не переживай, все твое тебе вернется». Так и случилось.

 

Марина Трусова: Я к химии тоже не сразу пришла. В школьном аттестате у меня по ней тройка, хотя я знала ее лучше всех в классе и всем помогала. Но так уж вышло. И мама меня тоже пугала, только не сажей, а коровами, которых мне предстоит пасти, если не пойду учиться. И добралась я до университета, до ТПУ, через политехнический колледж в Анжеро-Судженске, сразу поступила на второй курс и сразу же наукой начала заниматься.

Мария Сурменева: Я прекрасно помню один вдохновляющий момент. Когда я попала на лекцию по физике к преподавателю ТПУ Юрию Юрьевичу Крючкову, он меня сразил наповал своим очарованием, своим отношением к науке. После лекции я поняла, какая же я невежда, и весь семестр провела в библиотеке — все время читала и училась. Это было как откровение. И хотя я науке очень долго сопротивлялась, в итоге осталась в университете, потому что это как наркотик. Без науки уже просто не могу. Вот встаю ребенка ночью кормить, а сама еще и телефон проверяю — не ответил ли мне там ученый из Швеции по совместному проекту.

Екатерина Чудинова: Да, Юрий Юрьевич и меня сподвиг к науке! Думаю, он не одного студента вдохновил. Это преподаватель, который может и заинтересовать студента, и держать в строгости, и при этом пошутить. Я считаю, что для этого нужен талант, который в нем есть, безусловно. Но моя судьба решилась с одного телефонного звонка. 

В школе я сильно любила географию, однако при поступлении решила еще сдавать физику, чтобы увеличить свои шансы пройти на бюджет, хотя я не сильно тяготела к этому предмету. И в Политехе я, кстати, хотела поступать на энергетическое направление. Но вот мне звонят из приемной комиссии: «Поздравляем, вы поступили в Физико-технический институт!» А у меня никакой радости, мне ведь больше хотелось в Энергетический. Но вот сейчас, возвращаясь к тому звонку, я понимаю, что лучше и быть не могло, Физтех теперь со мной всегда, так что все сложилось как нужно.

Работа, дом и любовь

— Как, по-вашему, существует ли какая-то сугубо женская наука или мужская? Вот химия, например, считается женской наукой… 

Марина Трусова:

Нет. Естественно, что у мужчин и женщин склад ума разный, есть свои особенности. Но это не значит, что сегодня существуют какие-то реальные ограничения по признаку пола. В химии много мужчин, а в материаловедении, в ядерной физике — женщин.

 

Мария Сурменева: Тем более что фундаментальность в науке и есть фундаментальность. Здесь не важно, кто будет искать ответы на глобальные вопросы — мужчина или женщина.

— А какие женские качества в науке наиболее, по-вашему, полезны?

Галина Слепченко: Усидчивость, аккуратность. Посади женщину делать электрохимический эксперимент, она все сделает так, как просят. Это как борщ — строго по рецепту сварить. А мужчины все норовят какие-то изменения внести, расшатать эксперимент.

Марина Трусова: Пожалуй, да. Трудолюбие и сосредоточенность.

Мария Сурменева: И женская интуиция! Мы чувствуем, как стоит поступить в той или иной ситуации, стоит ли с кем-то сотрудничать или нет, работать с тем или иным журналом. Это не всегда поддается логическому объяснению, но мы часто оказываемся правы в конечном итоге.

— Профессор СПбГУ, заслуженный деятель науки России, лауреат европейской премии L'Oreal–UNESCO «Для женщин в науке» Татьяна Бирштейн, говоря о женщине в науке, приводит пример статуэтки израильского скульптора. Она изображает женщину, которая в одной руке держит ребенка, портфель с бумагами, в другой — батон и при этом стоит на роликах. У женщины столько социальных ролей! Как все успевать?

Марина Трусова: Это еще надо учесть, что наука не рутинная работа с девяти часов до шести. Мы не можем просто встать в конце рабочего дня, выключить мозг и не думать о рабочих задачах. Отпуск в две недели без рабочих звонков, мыслей об исследованиях и проектах — мечта!

Мария Сурменева: Мне кажется, что мне все-таки удается совмещать работу и личную жизнь. Но это только благодаря моему мужу (Роман и Мария Сурменевы работают вместе в научно-исследовательском центре ТПУ «Физическое материаловедение и композитные материалы» — ред.). Мы делим домашние обязанности, чтобы каждый мог работать. Вообще, нужно учиться распределять свое время и нагрузку. Не надо бояться просить помощи в личной жизни и доверять своим аспирантам на работе. Моя задача как научного руководителя — грамотно дать им задание, направить, а потом проверить роботу, а не сделать все за них. И еще нужно находить время для восполнения сил и энергии. Мне вот помогает СПА. Нужно продумать доклад, какую-то работу — в СПА сразу начинают приходить нестандартные идеи, какое-то творчество просыпается.

Галина Слепченко: Я вот раньше тоже практически жила на работе, а сейчас пришла к выводу, что нужно учиться отдыхать. Мне нужно как минимум дней десять, чтобы очистить голову, — хоть на даче отдохнуть, хоть на море.

Екатерина Чудинова: А мне еще со студенчества хорошо помогали расслабляться творчество и общественная активность. В аспирантуре, к сожалению, времени уже на это все меньше остается, но я все равно стараюсь переключаться, заниматься спортом.

— А если говорить о спутнике жизни. Все-таки женщине-ученому проще построить семью с человеком тоже из науки?

Галина Слепченко: О, ну любовь — это лотерея. Здесь как повезет.

Марина Трусова: Все от человека зависит. Кто-то не может работать вместе с супругом, кто-то хорошо справляется.

Мария Сурменева:  

Думаю, главное, чтобы супруг тоже был увлеченным человеком. Чтобы он понимал твой азарт: «О, конкурс на грант открыли! Надо быстрее отправлять заявку». Чтобы у него не было вопросов, почему ты в 12 работаешь и почему нет ужина. И здесь профессия не важна. Ведь и менеджер, получивший крупный проект, испытывает профессиональный азарт.

 

— Скоро будет 8 марта. Как вас обычно в коллективах поздравляют мужчины-коллеги? И что хотели бы получить в подарок в этом году?

Галина Слепченко: Не избалованы мы неожиданными подарками. Мужчины наши обычно идут по проверенному пути — цветы и конфеты. Не подумайте, мы им очень рады! Но приятные сюрпризы — это всегда хорошо. Поэтому ждем от наших мужчин в этом году нестандартные подарки, как-нибудь интересно обыгранные.

Екатерина Чудинова:  

А наши ребята стараются всегда с выдумкой подходить к поздравлению. Но соглашусь, что приятные сюрпризы — это здорово. Поэтому очень надеемся, что коллеги не будут сбавлять обороты.

 

Читайте полную версию интервью в газете «За кадры».

Персоны