Ученые ТПУ исследуют «Пост-Колумбайн эффект» и причины стохастического терроризма

| 600

Ученые Томского политеха проанализировали ключевые причины, лежащие в основе массовых убийств, совершенных «убийцами-подражателями», скулшутерами (от school shooting — «стрельба в школах»). Статья «Пост-Колумбайн эффект»: стохастический терроризм» опубликована в «Вестнике Национального антитеррористического комитета» — официальном издании НАК. Ее авторы — член экспертного совета при антитеррористической комиссии Томской области, профессор отделения социально-гуманитарных наук Анна Карпова и директор Школы базовой инженерной подготовки Денис Чайковский.

«Такие инциденты как, например, стрельба в школах не относятся к преступлениям террористического характера, но имеют схожие характеристики и меры противодействия их совершению, поэтому столь важно их изучение, — поясняет Анна Карпова. — Выявление и анализ механизмов, приводящих в действие процесс индивидуальной радикализации, — это та область знаний, в которой ученые могут помочь силовым ведомствам».

В центре внимания исследователей — использование массовых коммуникаций для побуждения одиночек к совершению насильственных или террористических актов.

Стохастический (случайный) террорист «всплывает», казалось бы, из ниоткуда, выходит из тени и совершает убийство. Его действия всесторонне освещаются в СМИ и вызывают в обществе «синдром подражания».

Ученые начали изучать этот эффект после массового убийства в школе Колумбайн (штат Колорадо, США). 20 апреля 1999 года два ученика старших классов с применением стрелкового оружия и самодельных взрывных устройств убили в школе 13 человек, ранили 23 человека, после чего застрелились сами.

«Колумбайн называют самым смертоносным рывком в истории массовых убийств в США и "культурной" парадигмой, положившей начало скулшутерам, — рассказывает Анна Карпова. — Эта стрельба оказала влияние на все последующие инциденты, они стали ритуальными. Это явление в исследовательской среде получило название "эффект Колумбайн". Всестороннее освещение и тиражирование подробностей о совершенных инцидентах в СМИ запустило массовую волну подражания, она прокатилась по Канаде, Швеции, Боснии, Австралии, Аргентине, Германии и Финляндии».

В России, по словам автора статьи, с «эффектом Колумбайн» столкнулись в 2018 году, после широкого освещения в СМИ и соцсетях инцидента в Керченском политехническом колледже. Хотя история скулшутеров началась в стране в 2014 году, однако тогда не получила распространения. Эффект сработал именно после керченского стрелка — подражателей вдохновило интенсивное медиафокусирование, многократное повторение, эмоциональная окраска отдельных фактов, идей, персон.

«Эффект развивался фактически по тому же сценарию, как в США и Европе. Трагедия была преобразована в сенсацию, а сенсация воплощена в зрителях. Пытаясь понять логику и найти "объясняющую концепцию" шокирующего события, средства массовой информации тиражировали идею, что причиной действий скулшутеров является психическое заболевание. Сейчас в обществе поддерживается ошибочная вера в то, что все скулшутеры психически больны, и растет зависимость от этого мифа. Это дает гражданам некое чувство контроля. Но проблема заключается в том, что у большинства скулшутеров не выявлено никаких психопатологий», — говорит Анна Карпова.

Именно поэтому эксперты предупреждают о зацикленности внимания со стороны массмедиа на психических заболеваниях, что отводит внимание общественности от глубокого и детального анализа.

В общем виде, по мнению авторов статьи, тактику борьбы со скулшутерами необходимо выстраивать на трех «китах»: не называть в СМИ имя преступника, чтобы не создавать из него «звезду», не освещать в деталях подробности инцидента, не создавать мифы о психопатологии скулшутеров.

Справка:

В ТПУ разработана и с 2015 года реализуется программа повышения квалификации «Противодействие распространению идеологии экстремизма и терроризма». Обучение проходят не только политехники, но и внешние слушатели, в том числе и из других регионов России. Параллельно в ТПУ ведется проект по созданию когнитивного профиля первокурсника, идет работа с иностранными студентами. Для всех студентов доступна по выбору дисциплина «Технологии критического мышления» для формирования необходимых в условиях информационной избыточности навыков критического осмысления информации.

Ученые ТПУ также развивают новое научное направление «Интеллектуальный анализ деструктивного контента социальных медиа», изучают источники угроз и рисков для молодежи, производимых в информационном поле. В прошлом году грантом РФФИ был поддержан проект создания технического решения для выявления в соцсетях ультраправых радикальных сообществ и прогнозировании угроз со стороны такого рода сообществ. В этом году —  проект «Создание новых онлайн решений Social Mining: технология автоматизации исследований стохастического процесса радикализации в социальных сетях».