Александр Осадченко: «Область нашего воздействия не должна ограничиваться университетом»

| 1376

Директор Школы инженерного предпринимательства — об итогах работы коллектива в 2020 году и планах на будущее.

Дистант и качество

Изменения в этом году в нашей школе произошли кардинальные, впрочем, как и в других школах. Мир столкнулся с пандемией, и в типичной рутинной работе остро высветились все ранее стоявшие вопросы.

Очень важно, что, перейдя на дистанционное обучение, мы не потеряли качество образования. Все преподаватели показали верх мастерства, они просто молодцы, за что огромное им спасибо! С другой стороны, чувствуется, что они невероятно психологически устали, не получая живой подпитки и эмоций от студентов. И это, на мой взгляд, большая и серьезная проблема, которую надо решать. Пока ни у кого нет четкого ответа, какую реабилитацию преподаватели должны проходить для восстановления сил.

Продуктивный год

При этом 2020 год был более чем продуктивным для нашей школы. По таким показателям как проходной балл, качество приемной кампании, финансы ШИП заметно улучшила свои позиции. По наукометрическим показателям без революций, но есть уверенная положительная динамика, мы в плюсе по статьям и грантам. Появилось много новых проектов, которые мы готовы запускать, и находимся сейчас в поиске инвесторов и партнеров.

Есть планы небольшой пересборки наших образовательных программ. Они не революционные, потому что команда у нас адекватная и компетентная, мы не витаем в облаках. Представителей высокотехнологичных компаний устраивают компетенции наших инноваторов. Можно сказать, что ребята после выпуска разлетаются по стране, как горячие пирожки, ведь всем уже понятно, что бизнес без инноваций развиваться не может — именно они дают продуктам или услугам явные конкурентные преимущества. Но рынок меняется очень быстро, поэтому мы стараемся адаптироваться, держим нос по ветру, ближе к индустрии.

Мы все больше хотим уйти от жестких штатных конструкций и прийти к гибкой экосистеме сервисов для студентов. Чтобы нас знали и оценивали не по должностям и кабинетам, а по пользе, которую мы можем принести.

Поэтому был запущен проект Б51— в новой терминологии это стартап-студия, а в привычном понимании — бизнес-инкубатор на улице Белинского, 51. Там в свое время находилась известная всем томичам столовая «Радуга» — место, сконцентрировавшее память многих поколений. Кстати, занимаясь сейчас дизайном здания, мы планируем сделать горожанам приятный сюрприз.

Своя зона ответственности

В этом году было подано 68 заявок на защиту дипломов в виде стартапов. Мы не гонимся за количеством, так что к защите допустили 48. У сотрудников школы нет планов, чтобы все студенты вдруг стали бизнесменами, все-таки предпринимательство — это осознанный выбор человека в плане того, как ему дальше жить. Но спрос на такие программы растет, это нас радует.

Студент защищает диплом-стартап и позиционирует себя создателем своей компании. Парадоксально, но он становится интересен и работодателю. Его воспринимают как самостоятельного человека и обычно выделяют ему в компании свою зону ответственности. Такое внутреннее корпоративное предпринимательство очень важно, и многие бизнесы, даже не особо гибкие, движутся сейчас в эту сторону.

История и футурология

Первая лекция по экономике в Томском политехе была прочитана в 1904 году, и с тех пор эта наука неразрывно связана с подготовкой любого инженера. Я считаю аксиомой то, что современный инженер должен иметь высокие менеджерские и предпринимательские навыки. Все более частая смена технологических волн должна не «убивать», а делать сильнее наших инженеров.

Из-за современного развития технологий становится все меньше серийного производства и все больше персонализированного, стоит почитать хоть футурологов, хоть планы высокотехнологичных компаний на ближайшую пятилетку.

А чтобы этот тренд состоялся, инженер должен четко понимать своего клиента, его запросы и потребности, начиная с замысла своего продукта до его утилизации. Все это — в программах ШИП.

Школьники и выпускники

Область нашего влияния и воздействия не должна быть ограничена университетом! Сейчас мы всей командой осмысляем и планируем, как работать за пределами вузовского диапазона обучения в 5-6 лет. Мы уже идем к школьникам, и не только выпускных классов во время приемной кампании, но к ученикам среднего звена, причем круглогодично. В этом году наши специалисты работали совместно с Минпросвещения по разработке курсов по предпринимательству. Сейчас материалы проходят финальную аккредитацию, после чего будут доступны для всех школ России.

С другой стороны, нам важно отслеживать, куда дальше идут выпускники, и что им требуется через 5-7 лет после окончания университета. Они интересны нам не только для вечеров встреч или как потенциальные работодатели для наших студентов, но и как люди, которые могут продолжать в вузе свое обучение в рамках дополнительного образования. Опыт у нас есть — только в этом году мы обучили основам цифровой экономики порядка 2000 госслужащих по всей стране.

Разработки в оборот

Среди задач на ближайший год — более серьезное вовлечение существующих разработок вуза в экономический оборот. Как запускать их, монетизировать и, главное, как сделать это системно — вот вызов, который стоит перед всем университетом. И через развитие студенческого технологического предпринимательства можно запустить этот процесс более активно.

Еще один вопрос, который важно решить, — самоидентификация преподавателя в виртуальных условиях. Вуз перестал быть местом посещения занятий. Жалко, грустно, но кампусная история будет переосмыслена. Кто мы сегодня для студентов? Говорящие головы в zoom? Люди, которые выдают диплом? Это вызов для всех нас — ответить на вопрос, какую ценность мы несем.

В нашей школе мы пытаемся идти сейчас по пути сопровождения стартапов. Помимо классической образовательной траектории, огромную часть времени посвящаем общению со студентами и командами, у которых есть запросы и бизнес-идеи. То есть выполняем своего рода функцию ментора, наставника.

И вполне возможно, наша главная роль — сопровождать развитие этих ребят.