Что влияет на образование — 7 трендов от научного руководителя «Приоритета 2030» Андрея Волкова

| 892

В Томском политехническом университете сегодня стартовала стратегическая сессия по развитию инженерного образования. Рабочую программу открыл научный руководитель программы «Приоритет 2030» Андрей Волков. Он назвал главные тренды изменения образования и факторы, которые заставляют вузы трансформироваться. Запись выступления эксперта доступна по ссылке.

Конкуренция за людей

«Работа российских вузов в «Приоритете», эта сессия, наша встреча проходят на фоне очень больших процессов. От них никому нельзя спрятаться, это как тектонические изменения, — отметил Андрей Волков. — Первый фоновой тренд — миграция талантов. Это не новый феномен, и не российская специфика, это касается всех стран. Но по нам этот тренд особенно ударяет последние 30 лет. И мы с вами прекрасно понимаем, что иногда отъезд одного-двух талантливых людей отбрасывает назад работу по целому направлению в вузе. Я не вижу никаких предпосылок, что этот тренд будет как-то сворачиваться. Это заставляет нас конкурировать за людей, и этот тип конкуренции самый важный».

Интернет не закрыть

По словам эксперта, «знания и люди мигрируют не только в другие страны, но и в интернет». И этот тренд, по мнению Волкова, пока не признается российским университетским сообществом.

«Монополия университета на студента закончилась. То, что он поступил к вам, не значит, что следующие четыре года он никуда не денется,

— сказал в своем выступлении Андрей Волков. — Мы конкурируем сейчас не с коллегами по соседнему университету, а со всем миром. Насколько крутым должен быть университет, чтобы усадить в свою аудиторию студента, если он в это время может онлайн слушать лекцию профессора из Стэнфорда. Можно попытаться отключить интернет, но мы получим обратный эффект».

Отраслевая структура знаний

Переходя от глобальных мировых трендов к российской специфике, Волков отметил две особенности отечественной системы образования:

«Первая рамка, которая над нами нависает, — отраслевая структура производства и обращения знаний. В России до сих пор действует конструкция, созданная примерно в 1930-е годы под потребности тогдашней экономики и промышленности, а именно связка профессионально-технической подготовки с вузами и академической наукой, сюда же отнесем всю отраслевую науку. Такая структура осталась только в России, и она вызывает беспокойство».

А где техпредприниматели?

Еще одна российская особенность, по мнению эксперта, — это слабое развитие экосистемы технологического предпринимательства:

«Традиция технологического предпринимательства в том масштабе, в котором она сложилась в последние 50 лет в развитых странах, в России практически отсутствует.

А в чем она заключается? Когда люди, и их число должно быть большим, рискуют в технологиях на свои средства, а не на государственные. У нас нет массовой прослойки таких людей, хотя сейчас предпринимаются большие усилия на уровне правительства по раскачке этой темы».

Фактор большого города

«Миграция населения в столицы — это мировой тренд, но для Томска это явно болевое место. В последние 20-30 лет очевидна тенденция на миграцию населения из Сибири и Дальнего Востока в центральные регионы. И я очень поддерживаю мнение, что борьбу за людей в таких условиях можно выиграть только каким-то нетривиальным способом», — уверен эксперт.

К чему это приведет? Сборка

«Весь этот фон — отличная возможность для роста. Во-первых, будет происходить процесс сборки ресурсов. И здорово, что Томск серьезнее всех в стране обсуждает интеграцию ресурсов между вузами региона.

В дальнейшем сильные будут еще более сильными, они будут втягивать в себя еще больше ресурсов, не будет никакой равномерности. И речь не обязательно про физический рост университета, увеличение числа студентов»,

— сказал Андрей Волков.

И разборка

В завершении эксперт отметил тренд на гибкость системы образования.

«Назову это разборкой, как обратного процесса сборки.

Люди не будут учиться четыре года. Они отучатся два года, возьмут от вуза, что им нужно, и пойдут работать. И тот, кто сможет обеспечить такой образ жизни, будут выигрывать.

А те, кто будут делать из вуза монастырь и запирать там студентов на шесть лет, будут проигрывать конкуренцию за людей. Люди будут гибче жить. А старые формы образования — жесткая связка бакалавриата и магистратуры — будут трещать. Какими темпами? Не знаю, может быть, у нас есть 10 лет. Может, их нет».