На подмогу астрофизикам: самый цитируемый ученый ТПУ о тонкостях молекулярной спектроскопии и публикационной активности

| 1068

Этот «публикационный год» профессор Исследовательской школы физики высоких энергий Олег Уленеков заканчивает с самым высоким индексом Хирша в ТПУ — 40. Его коллектив работает в области молекулярной спектроскопии. В интервью профессор рассказал о самых важных научных достижениях своей группы в 2019 году, а также о том, как спектроскопия помогает в изучении космоса и как же научиться писать хорошие научные статьи.

Фото: коллектив профессора Уленекова представил томскую школу спектроскопии на Коллоквиуме по молекулярной спектроскопии высокого разрешения во Франции

— Олег Николаевич, расскажите, чем занимается ваш научный коллектив?

Фото: профессор Олег Уленеков

— У нас два основных направления работы. Первое — это исследования фундаментальных свойств веществ методами спектроскопии. Второе — развитие методов спектроскопии в интересах астрофизики, планетологии, поиска экзопланет. Дело в том, что методы спектроскопии на сегодня для ученых — это единственная возможность получать информацию о других планетах. По спектрам, которые играют роль отпечатков пальцев для молекул, и их характеристикам можно судить, например, о составе атмосферы на какой-то планете и многом другом. Мы сами не изучаем другие планеты, это делают астрофизики, астрохимики и другие исследователи. Мы же поставляем данные о спектрах в международные базы данных, чтобы с их помощью другие сделали свои открытия.

Нас особенно интересуют изотопологи — молекулы, различающиеся только по изотопному составу. Например, изотопологи оксида серы, сероводорода, этилена. У каждой из этих материнских молекул около десятка изотопных модификаций. И сейчас я с уверенностью могу сказать, что по этим трем молекулам наш коллектив — мировой лидер. Мы существенно пополнили международные базы данных информацией по целому ряду их изотопологов.

— Если говорить о научных достижениях, то какое за этот год было самым важным для вашего коллектива?

— Сейчас в нашем коллективе три профессора, два доцента и несколько аспирантов. За год у нас вышло 16 статей в международных журналах, и здесь я говорю только про журналы первого квартиля. Самые важные публикации были посвящены нашему новому методу для определения концентрации и парциального давления изотопологов смеси газов. Дело в том, что у спектральных линий есть три самых главные характеристики: положение, интенсивность и полуширина линии. Вторая — интенсивность — чуть ли не самая важная. Именно на основании интенсивности черпают информацию о температуре на Нептуне или давлении на Венере. И вот с высокоточным измерением этой характеристики у образца газа, в котором присутствует целая смесь изотопологов, у экспериментаторов возникают проблемы в силу разных причин. Точного метода просто не было. Мы предложили свой инструментарий, опубликовали работы и уже успели провести с его использованием несколько экспериментов. Также нашим методом уже начали пользоваться исследователи в США, Германии и Франции. 

— А есть ли сейчас коллектив в мире, на который вы равняетесь или с кем особенно хотели бы сотрудничать?

— Мировое сообщество молекулярных спектроскопистов не очень велико. И сейчас, пожалуй, мы находимся на том уровне, когда равняются на нас. А вот те, с кем нам хочется сотрудничать, особенно в экспериментальной части, — такие коллективы есть. И мы уже с ними работаем. Это группы в Техническом университете Брауншвейга в Германии и Швейцарской высшей технической школе Цюриха.

— В чем, по вашему мнению, залог хорошей научной статьи для хорошего журнала?

— Боюсь, мой ответ разочарует. Здесь нет какой-то определенной инструкции, которой можно придерживаться, и вас непременно опубликуют в Science. Никакой волшебной кнопки нет. Во главе угла все-таки стоит именно уровень тех научных результатов, которые вы получаете. Если вы получили что-то действительно новое и интересное для мирового научного сообщества или существенно улучшили то, что уже есть, вас опубликуют в хорошем журнале. А если результат посредственный, то и публикация будет посредственная.

— И что, совсем-совсем нет никакого секрета? Вы вообще верите в то, что можно научиться хорошо писать статьи?

— Совсем никакого секрета. Главное в карьере молодого человека в науке — это найти хороший и перспективный коллектив.

— И как же молодому человеку найти подходящий коллектив? Звучит, будто это настоящий судьбоносный момент…

— А это так и есть. Это и судьба, и удача. Но это не значит, что надо просто сесть и ждать. Я вообще за то, чтобы студенты во время учебы походили по разным коллективам, посмотрели, поработали немного, чтобы понять, чего они хотят, и сделать уже осознанный выбор.

— А какой сейчас самый престижный журнал в вашей научной области? И если четно, хотели бы опубликоваться в Science?

— У нас сейчас журнал с самым высоким импакт-фактором — это Journal of Quantitative Spectroscopy & Radiative Transfer. А насчет Science… Конечно, было бы приятно. Но дело в том, что мне вспоминается лишь одна публикация в Science по молекулярной спектроскопии. Приведу пример. Чтобы построить танк, нужна сталь, и мы ее производим. А вот государственную премию за создание танка получат, конечно, его конструкторы. Но это не умаляет значимости нашей работы. И мы понимаем, что другим исследователям без нас никуда.

Полное интервью читайте в газете «За кадры. ТПУ»