Эксперт ТПУ рассказала об исследовании скулшутинга в России на конференции ВЦИОМ

| 1213

Профессор отделения социально-гуманитарных наук ШБИП ТПУ Анна Карпова стала участницей XI Международной Грушинской социологической конференции «2021: пересборка социального, или Насколько дивным будет новый мир?». В этом году масштабное мероприятие ВЦИОМ (Всероссийский центр изучения общественного мнения) посвящено анализу трендов, отражающих переход общества в новый постковидный мир.

Профессор ТПУ стала участницей секции «Виртуальные братья»: эффекты реконструкции социальности молодежи». Она прочитала доклад «Молодежь в онлайн-коммуникациях: проблема радикализации». В нем в том числе рассматривалась проблема насильственных инцидентов, совершенных скулшутерами (от school shooting — «школьная стрельба», вооруженные нападения в учебных учреждениях, ред.).

«На конференции я представила ключевые результаты исследования скулшутинга в России, проведенного в рамках гранта РФФИ и АНО ЭИСИ. Поскольку нет единого определения того, что квалифицируется как школьная стрельба, мы предложили следующую интерпретацию: скулшутинг — это планирование, организация, совершение вооруженного нападения в/на территории образовательного учреждения (любого уровня) одним или несколькими учащимися с целью массового убийства. Злоумышленники статистически предсказуемы, но индивидуально трудно предсказуемы, мотивированы одной идеей или одной проблемой, а не широкой идеологией, умысел зачастую не конкретизирован, применение насилия считают оправданным и единственно возможным средством достижения цели. Это растущий феномен, который вызывает опасения во всем мире. Такого рода насильственные инциденты не относятся к преступлениям террористического характера, но имеют веские основания для включения в их число, поскольку обладают схожими механизмами и требуют усиления правоприменительной практики в отношении лиц, совершающих такого рода преступления», — рассказала Анна Карпова.

Исследование проводилось с применением метода case-study (метод активного проблемно-ситуационного анализа, основанный на обучении путем решения конкретных задач), а также триангуляции данных из различных источников информации и прототипов, разработанных междисциплинарной проектной группой ТПУ для интеллектуального анализа данных социальных сетей.

«Была собрана база данных, включающая случаи скулшутинга, массовых убийств, террористических инцидентов, совершенных молодыми людьми различных возрастных категорий, за период с 2014 по 2020 годы. База данных построена на основе информации из открытых источников. Все случаи прошли процедуру перекрестной экспертной проверки. В окончательную выборку попали 23 случая. Из них 19 однозначно определены в категорию скулшутинг», — поясняет эксперт.

Одна из задач исследования, добавляет профессор, — выявить типы подражания. По результатам многочисленных 20-летних эмпирических исследований ролевых моделей поведения скулшутеров в международном исследовательском поле эксперты склоняются к выводу о том, что скулшутеры, упоминая, подражая и прямо ссылаясь на массовое убийство в школе Колумбайн, при появлении похожих преступников в своей стране начинают активно героизировать и подражать именно им.

Авторы исследования считают, что нельзя упускать из виду эффект, который оставляет широкое освещение в СМИ подробностей, имени, детальной отчетности таких инцидентов.

«Эффект Колумбайн» (инциденты подражания) — это жестокое следствие трагедии, преобразованной СМИ в сенсацию. Погоня за дурной славой является хорошо известным мотивирующим фактором в массовых убийствах и насильственных преступлениях, связанных с подражанием. Масштабное освещение в СМИ инцидента с керченским стрелком породило инциденты подражания и героизацию преступников в среде российских скулшутеров», — считает эксперт.

Исследователи констатируют, что мотивы скулшутеров сильно различались и были основаны на личных проблемах, индивидуальных обстоятельствах, личном восприятии этих обстоятельств и опыте нападавших. Большинство скулшутеров имели разветвленные социальные связи в онлайн-среде, и эти связи играют критически важную роль, потому что являются неотъемлемой частью их мотивации, организации и планирования атаки. И именно благодаря этим социальным связям в онлайн-среде скулшутеры не являются неопределяемой угрозой, становятся уязвимы, следовательно, открываются новые возможности для обнаружения, пресечения их деятельности и в целом предотвращения инцидентов. Результаты анализа инцидентов также показывают, что единого профиля скулшутера не существует — преступники различались по возрасту, социальным характеристикам, классу и типу обучения, комбинации мотивов.

«По результатам исследования можно с уверенностью говорить о том, что для большинства злоумышленников процесс радикализации и принятие идеи скулшутинга характеризуется противоречиями, неопределенностью и спонтанностью, а не твердыми идеологическими убеждениями, позициями и обязательствами. Поэтому критически важно создание инструментов проактивного мониторинга социальных сетей для выявления угроз и рисков радикализации молодежи», — подытоживает профессор ТПУ.